Истории белорусов выживших в экстремальных условиях: спасение в авиакатастрофе и под лавиной, «смертник» на атомной подлодке и отшельник в Антарктиде

0 94

Назвали белорусов, которые смогли выжить в экстремальных условиях.

Истории белорусов выживших в экстремальных условиях: спасение в авиакатастрофе и под лавиной, «смертник» на атомной подлодке и отшельник в Антарктиде

Вспомнили истории белорусов, выживших в экстремальных условиях. Это было и спасение в авиакатастрофе или под лавиной, и «смертник» на атомной подлодке, и отшельник в Антарктиде.

«Снежный барс» Кульбаченко

Величайший белорусский альпинист Виктор Кульбаченко ушел из жизни в 2007 году, оставив после себя добрую память и потрясающие истории своей невероятной биографии.

Виктор, получивший за покорение всех вершин-семитысячников СССР звание «Снежный Барс», выживал в самых невероятных ситуациях. Например, в 2006-м, штурмуя самую сложную гору мира пакистанскую Чогори, он выжил под лавиной. Кульбаченко рассказывал «Комсомолке»:

— Вдруг вижу, что на нас сверху, как водопад, несется целая лавина снега. Успел лишь крикнуть: «Ложись, зарубайся». Только мы упали и закрепились ледорубами, как нас накрыло и протащило метра два по склону. Лежишь только и чувствуешь, как над тобой растет снежный пласт. Давит, давит, давит… Я думал, что еще не много — и не смогу вылезти. Повезло, что лавина нас задела краем, не всей массой снега. Лавина унесла жизни четырех наших друзей. Нам просто повезло.

Истории белорусов выживших в экстремальных условиях: спасение в авиакатастрофе и под лавиной, «смертник» на атомной подлодке и отшельник в Антарктиде


Виктор Кульбаченко — покоритель горных вершин. Фото: risk.ru

Кульбаченко был первым белорусом, покорившим Эверест. А в 1994-м он совершил восхождение на опаснейшую гору Канченджанга (7800 м). Тогда он написал в дневнике:

«Главная вершина «неприкосновенной горы», забрав жизни трех восходителей, была покорена 23 октября. Мне удалось это сделать ценой огромных усилий, совершив соло-восхождение из лагеря на 7800. Еще больше повезло, когда я без кислорода спустился ночью к палатке по «диретиссиме», а не по пути подъема. Радость победы была омрачена позже частичной ампутацией трех пальцев на левой руке».

Иван Кулаков — «смертник» с подводной лодки

— Меня в военно-медицинском госпитале в Ленинграде так и называли – смертник, — говорил Иван Кулаков.

Белорус из деревни Петричи Могилевской области служил на первом советский атомоходе — подлодке «К-19». На учение летом 1961 года Иван Кулаков уходил старшиной команды. В его подчинении было 15 человек.

4 июля произошла авария в ядерном реакторе, а еще на борту была ядерная ракета. В случае взрыва, произошла бы ядерная катастрофа, масштабы которой трудно представить.

Первая группа, которая вошла в реактор, чтобы монтировать систему охлаждения, сразу получила смертельные дозы радиации. Через какое-то время смонтированная ими система дала течь. Тогда-то и настал черед идти в реактор Ивану Кулакову и еще двум морякам. После это Иван Кулаков заходил в реактор еще дважды.

Истории белорусов выживших в экстремальных условиях: спасение в авиакатастрофе и под лавиной, «смертник» на атомной подлодке и отшельник в Антарктиде


Иван Кулаков спас мир от ядерной катастрофы. Фото: k19.ru

Молодой моряк ослеп, у него выпали все волосы, а кожу с его рук и ног сдирали лоскутами: «Ощущение — как будто руки в костре держишь. Вместо крови вытекала розовенькая водичка». От такой же смертельной дозы радиации только что в госпитале умерли два его товарища.

Но Ивана Кулакова спасли военные медики. Хотя тогда, в начале 60-х, никто не знал, как делать пересадку костного мозга. Донорами стали другие моряки, которые лечились тогда в госпитале.

«У товарища подушка примерзала к стенке, а спал в плавках»

А вот вам другой пример выживания. Не было ни лавин, ни опасности под водой. Но представьте, каким надо быть психологически устойчивым человеком, чтобы не сойти с ума практически живя отшельником на острове в Антарктиде.

Белорусский биолог Юрий Гигиняк рассказывал, как в 70-х попал в экстремальную экспедицию на полтора года, да еще на остров в Антарктиде.

— Это была единственная в мире экспедиция, когда в течение полутора лет мы погружались под лед и зимой и летом, в полярную ночь, изучали подводный мир, — рассказывал Юрий.

Единственное развлечение – зимой, в июле, когда лед крепкий, сходить на станцию «Мирный», которая располагалась в паре км. В баньку.

— А в межсезонье, когда вокруг вода, то по два месяца там сидели. Тогда о бане только мечтаешь, обтираешься спиртом, разбавленным водой.

Говорит, с ума они там не сошли, потому что работы было много.

— И у нас была жесткая самодисциплина. Сегодня я ныряю, а товарищ меня страхует, завтра страхую я.

Жили в деревянном домике из бакелитовой фанеры. Внутри соляровые печки стояли.

— Но тепло ведь идет наверх. У моего товарища подушка примерзала к стенке так, что приходилось отдирать. А я наверху спал в плавках. Если он побольше включит горелку, то я вообще плавлюсь. Но договаривались…

А развлекался фотографией.

— Тысячи снимков сделал. Благо ограничений в пленке не было. Отматывали от бобины сколько надо. По кинопроектору фильмы смотрели, экран был на двери. Много книг перечитали.

Истории белорусов выживших в экстремальных условиях: спасение в авиакатастрофе и под лавиной, «смертник» на атомной подлодке и отшельник в Антарктиде


В экспедиции 1970-1972 годов такие палатки ставили в месте погружения в океан. Фото: личный архив Юрия Гигиняка.

Минчанка выжила в авиакатастрофе

1 февраля 1985 года в лесу недалеко от Минска потерпел катастрофу самолет ТУ-134, выполнявший рейс Минск — Ленинград. При падении он столкнулся с деревьями, разрушился и сгорел. Погибли 58 из 80 пассажиров и членов экипажа. Одна из выживших пассажирок — Ирина Королева (по мужу Эпштейн) живет в Калифорнии (США), пишет aif.ru.

В 1985-м отец подарил свой 19-летней дочери Ирине туристическую путевку в Ленинград. Перед взлетом Ирина пересела к знакомым в хвост самолета, что, возможно, спасло ей жизнь. Выжили те, кто летел на первых и последних местах.

— Мое кресло было выше остальных и сломалось от удара лайнера о землю, — рассказывала Ирина. — Спинка-то и закрыла меня от огня, который добирался до этой части развалившегося Ту-134.

У нее немного обгорели волосы и была сломана рука.

— Хорошо запомнила одного парня: он был пожарным, звали его Валерием. Он летел вместе с женой. Многие, в том числе и я, в первую очередь ему обязаны своим спасением. Почти всех раненых из-под обломков вынес именно он.

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.